avangard-pressa.ru

Место экологии человека в системе наук 6 - Экология

Влияние техногенных факторов на здоровье населения вызы­вает следующие последствия:

1) снижение работоспособности и социальной активности у условно здоровых людей;

2) появление генетических нарушений, приводящих к возникно­вению наследственных болезней (генотоксический эффект) и уг­рожающих не только ныне живущему, но и будущим поколениям;

3) возникновение онкологических заболеваний (их число во всем мире постоянно растет);

4) ухудшение здоровья детей, живущих в загрязненных районах;

5) увеличение числа острых и хронических заболеваний у тру­доспособного населения и повышение в этой связи числа случаев невыхода на работу по болезни;

6) сокращение продолжительности жизни людей на террито­риях с высоким уровнем загрязнения среды обитания.

Демографическое поведение.Его результаты проявляются череЯдемографические процессы, которые представляют наибольший интерес при проведении региональных антропоэкологических исследований. К базовым понятиям демографии, имеющим клю­чевое значение для экологии человека, относятся: рождаемость,j смертность, естественное движение населения, продолжительность жизни, жизненный потенциал населения, миграция населения. Демографическое поведение населения, как и любые проявления его жизнедеятельности, сильно зависят от внешних факторов. Например, интенсивное загрязнение окружающей среды может существенно повлиять на репродуктивное поведение населения.] Так, техногенные воздействия приводят не только к бесплодию I и ранней смертности, но и к тому, что в сильно загрязненных ] районах некоторые люди опасаются иметь детей из-за страха рож- ] дения ребенка с врожденными дефектами.

Экологическое сознание.Иногда его называют созологическим,! т.е. природоохранным, что означает понимание неразрывной свя-Jзи человеческого сообщества с природой, зависимости благополу-1 чия людей от целостности и сравнительной неизменности природ-1 ной среды, способствующего практической деятельности.

Наличие в тех или иных группах людей высокого уровня эко­логического сознания чаще всего обусловлено пережитыми ими экологическими катаклизмами, которые заставляют людей за­думаться о последствиях своей хозяйственной деятельности для окружающей среды. В первую очередь это связано с эрозией сель— скохозяйственных земель в результате неправильной агротехни­ки, пастбищной дигрессии от перевыпаса скота, а также сокра­щением численности или полным исчезновением промысловых животных или промысловых рыб, с резким уменьшением количе­ства дикорастущих пищевых, лекарственных, витаминоносных растений и т.д. Нередко экологическое сознание появляется слиш-ком поздно, когда уже ничего переделать нельзя, а иногда — в тот момент, когда целенаправленные действия всей общности позво­ляют изменить ситуацию в благоприятную сторону.

Видимо, именно такие события были причиной сохранения в общественном сознании определенных созологических правил или созологического этикета, запрещавших членам сообщества те или ; иные действия, которые рассматривались как преступление про­тив общины. Для коренного сибиряка, например, срубить или по­вредить кедр, чтобы собрать с него орехи, представляется тяжким грехом. Яркий хранитель экологического сознания Дерсу Узала, трогательно и с любовью запечатлен в одноименном произведе- I нии В.К.Арсеньева (1872—1930), этнографа и писателя, страст­ного защитника дальневосточной природы.

Профессиональные предпочтения.Условия жизни существенно влияют на выбор профессий внутри реальных общностей людей.

При этом определяющая роль принадлежит как природным, так й социально-экономическим условиям. Понятно, что житель тун-яры не может стать земледельцем, а житель пустыни— лесорубом. Природные ресурсы в ареале проживания человеческой общно­сти в значительной мере определяют род занятий людей. Исчезно­вение ресурса ведет к перестройке профессиональной структуры общности. Обмеление Аральского моря привело к исчезновению исконных для этой территории занятий: рыболовства, корабле­вождения, ремонта судов, переработки рыбы и т.д. Множество людей вынуждено было переменить профессию или покинуть по­бережье Арала. За сравнительно короткий промежуток времени общность людей резко изменилась.

Возможности выбора профессиональной деятельности всегда были ограничены. В общине скотоводов-кочевников практически любой человек мог стать только скотоводом, а в общине земле­дельцев можно было заниматься только земледелием. Появление городов расширило количество профессий, но цеховой принцип, достаточно жестко ограничивал возможности, например сын са­пожника чаще всего становился сапожником.

Социальная структура общества также резко сокращала вари­анты выбора рода занятий. Феодал мог выбирать, чем ему зани­маться, а у крепостного крестьянина такого выбора почти не было. Хотя, конечно, нет правил без исключения.

Современная жизнь породила десятки тысяч профессий и в демократических странах любому человеку открыт доступ к любо­му занятию. Тем не менее по-прежнему остаются (правда, в очень сглаженном виде) препятствия для выбора той или иной профес­сиональной карьеры. Существуют национальные, общинные, се­мейные традиции, разделяющие занятия на престижные и непре­стижные. Как и в старину, окружающая природа очень часто дик­тует людям выбор профессии.

Уровень образования.Образование применительно к анализу структуры антропоэкосистемы рассматривается как социальный институт, который выполняет в обществе несколько крайне важ­ных функций: экономическую, социальную и культурную. Эко­номическая функция состоит в создании и поддержании про­фессиональной структуры общества. Образование формирует ра­ботников, владеющих необходимыми знаниями и навыками для выполнения необходимой для общества деятельности. Социальная функция — участие, наряду с семьей и другими общественными институтами, в социализации личности, т.е. в процессе становле­ния каждого человека, усвоения им духовных и культурных цен­ностей, норм, образцов поведения, которые присущи данному обществу или группе людей.

Культурная функция образования заключается в том, чтобы использовать ранее накопленное культурное наследие в целях про-

свещения и воспитания людей, формирования их творческих спо-1 собностей. Вполне закономерно, что образование влияет на пове-1 дение людей. Один из важных разделов современного образова­ния — его экологическая составляющая.

Между средним уровнем образования людей и внешним ми-1ром существует отчетливая обратная связь. Высокий уровень обра­зования позволяет наиболее эффективно работать, извлекая мак­симум разумно возможного из оборудования и природных ресур­сов, в минимальной степени нарушая при этом окружающую среду. В то же время высокий уровень образования возможен только в обществе с достаточно хорошими социально-экономическими] условиями, при которых человек с самых ранних лет не должен! думать о куске хлеба. Но помимо возможности получения образо- j вания должен быть и стимул для этого. Вероятно, таким стимулом служит отношение близких людей, непосредственного окружения к получению хорошего образования.

Информационное поле антропоэкосистемы, ее территориальные! границы и время существования.Проблема информационного поля| представляется одной из важнейших при рассмотрении структуры и динамики антропоэкосистем. Потоки информации объединяют блоки любых территориальных систем, но совершенно особую роль они играют в антропоэкосистеме с ее центральным звеном — об­щностью людей. Информационные потоки формируют информа-1 ционное поле антропоэкосистемы. В 1975 г. В.П.Алексеев по это­му поводу писал, что информация, циркулирующая внутри) антропоэкосистемы (он называл эту систему антропогеоцено-1 зом), может быть разложена на несколько уровней. Первый из них — этнический, т.е. тот запас культурных ценностей, религи-] озных представлений, определяющих самосознание общности и предопределяющих включение ее именно в состав данного народа j и никакого другого. Второй уровень, видимо, составляют те зна­ния и представления, которые связаны с отношением данной си­стемы с другими антропоэкосистемами сходного или, наоборот, противоположного типа, т.е. все то, что входит в сферу обмена и контактов. Наконец, в качестве третьего уровня можно выделить конкретные знания, накопленные в коллективе и составляющиет его узколокальную специфику. К ним относятся определенные агротехнические навыки и наблюдения, полученные в процессе ведения земледельческого хозяйства на данных почвах, навыки пастьбы животных в условиях именно данного ландшафта и выбо­ра лучших пастбищ, знакомство с охотничьими угодьями, т.е. по} возможности полное представление о микрорайоне.

Информационное поле живет своей самостоятельной жизнью, законы которой входят в компетенцию социальной психологии. Если хозяйственная деятельность коллектива может быть охарак­теризована числом его трудоспособных членов лишь с небольши-

и модификациями, относящимися к уровню их хозяйственной квалификации, то объем информационного поля никакие сво­дится к этой величине. Запас традиционного производственного опыта в нем является более важным, при прочих равных услови­ях, чем то количество людей, которое им владеет. При равной квалификации большее число людей всегда произведет больший объем работ. Если количественная разница будет значительной, то большой объем информационного поля даже у малочисленно­го коллектива будет способствовать его хозяйственному процвета­нию, обеспечивая высокую производительность труда и более эффективное использование эксплуатируемой территории. В то же время объем информационного поля чутко реагирует на инфор­мационное поле соседних коллективов и обмен производствен­ным опытом между ними.

Пространство. Любая антропоэкосистема занимает определен­ное пространство, существует на конкретной территории. Изме­няется площадь антропоэкосистемы — меняется и сама система. Трансформация одной системы в другую может происходить эво­люционным путем, без каких-либо экстремальных катаклизмов. Изменение территории антропоэкосистемы чаще всего происхо­дит на протяжении достаточно длительных промежутков време­ни и связано с ее саморазвитием, т.е. речь идет о пространствен­но-временной динамике. На раннем этапе своего существования Москва как город существовала на территории примерно соответ­ствующей современному Кремлю (только Кремль этот был дере­вянный). Затем она расширилась до пределов Китай-города, по­том заняла площадь внутри Бульварного кольца, далее внутри Са­дового кольца, внутри Московской кольцевой автодороги, потом «выплеснулась» за ее границы. Конечно, каждый раз формирова­лась иная антропоэкосистема, что было связано не только и даже не столько с изменением занимаемой площади, сколько с исто­рическими переменами в экономике, культуре, численности и структуре населения.

Иногда происходит очень быстрое увеличение или уменьше­ние площади изучаемой антропоэкосистемы, которое также при­водит к изменению ее характеристик и, следовательно, к появле­нию новой антропоэкосистемы на месте исчезнувшей. Изменения такого рода обычно связаны с какими-то интенсивными внешни­ми или внутренними процессами.

Причиной изменения границ антропоэкосистем могут быть и иные процессы, например экономическое освоение новых райо­нов. Так, освоение месторождений углеводородного сырья в се­верных регионах Западной Сибири изменили границы террито­рий традиционного природопользования коренного населения — сократились площади оленьих пастбищ, охотничьих и рыболовных угодий, мест сбора ягод, лекарственных растений. Среди ранее

глухой тайги появилась железная дорога, были проложены нефте! и газопроводы. Выросли новые города и поселки, возникло население с иным укладом жизни, иными интересами. В результате появились новые антропоэкосистемы, изменилась жизнь корен­ного населения и не всегда к лучшему.

Время.Срок существования каждой антропоэкосистемы ограшм чен и связан с социальными и хозяйственными преобразованиями. Существенные изменения любого из основных элементов антропоч экосистемы (природы, хозяйства, общности людей) приводят к тому, что на ее месте появляется другая антропоэкосистема. Это положение можно проиллюстрировать простым примером.

В Братском районе Иркутской области до конца 1950-х годов население занималось земледелием, животноводством, охотой, рыболовством, заготовкой древесины. Строительство Братской ГЭС, лесопромышленного комплекса, целлюлозно-бумажного и алюминиевого заводов привело к затоплению пашен, сенокосов, вырубке тайги, гибли охотничьих и рыболовных угодий. Остатки местного населения растворились в массе пришлых людей. Чело-! веческая общность, формировавшаяся несколько веков, практи­чески исчезла за несколько лет. На ее месте появилась новая общ­ность людей. Так, в 1940 г. на территории современного Братского района проживало 41,3 тыс. человек. Все они были сельскими жи-| телями. В 1970 г. на этой территории жило уже 255 тыс. человек, из которых 203 тыс. были горожанами, а в 1994 г. в Братском районе проживало уже 362,4 тыс. человек.

Сельские жители из затопленных Братским водохранилищем деревень частично ушли на стройку, частично в леспромхозы, частично в совершенно новые поселки, построенные на компен­сационных землях. Изменился и профиль сельскохозяйственной деятельности: вместо животноводческо-зерновых образовались хозяйства пригородного типа по производству молока, овощей, картофеля и яиц. В результате всех этих преобразований измени­лась структура населения, его демографическое поведение, уро­вень культуры и образования, профессиональные предпочтения и, конечно, изменился характер заболеваемости, инвалидности, причин смертности. Иными словами, на прежней территории об­разовалась принципиально другая антропоэкосистема не только с другим населением и другим хозяйством, но и с другой природой (вместо широких речных долин с характерной растительностью и животным миром возникло огромное водохранилище, изменился микроклимат прибрежной зоны, активизировались карстовые процессы и т.д.).

Для рассмотрения хронологической трансформации антропо­экосистемы можно снова вернуться к Москве. На месте современ­ной Москвы в прошедшие времена одна антропоэкосистема по­следовательно сменяла другую, сохраняя прежнее название. Но 64

ажДаЯ <> Москва имела другую территорию, принципиаль-иное население (по его возрастной, половой, профессиональ­ной структуре и численности), непохожее хозяйство. В данном случае наблюдается континуально-дискретный процесс. С одной сТОроны, процесс развития Москвы как хозяйственно-торгово-ядминистративного центра протекал во времени практически без перерыва (континуально), с другой, — рассматривая Москву раз­ных исторических эпох, можно убедиться, что перед нами дис­кретные (прерывные во времени) системы.

Любой временной срез, например Москва 1147 года -» Моск­ва 1500 года -> Москва 1612 года -> Москва 1812 года -> Москва 1900 года -> Москва 1924 года -> Москва 1941года -> Москва i960 года -> Москва 2002 года, показывает, что каждый раз перед нами иная антропоэкосистема, которая существует и развивает­ся по своим правилам, занимает другую площадь, в ней иное по численности и структуре население, которое живет в других усло­виях, мыслит и действует сообразно современной для него об­становке. Следовательно, рассматривая определенные временные ряды для любых антропоэкологических явлений и процессов, не­обходимо очень внимательно выбирать временные отрезки, в пределах которых корректно осуществлять сравнения или стро­ить прогнозы.

* * *

Изучение антропоэкосистем преследует определенные цели, которые на основе теории систем можно сформулировать следу­ющим образом:

1) выделение конкретной системы из множества других объек­тов;

2) изучение структуры системы;

3) изучение поведения системы;

4) прогнозирование поведения системы;

5) управление системой.

При этом необходимо принимать во внимание, что антропо­экосистемы обладают определенной устойчивостью, которая мо­жет быть нарушена неадекватными действиями руководителей, самого населения, внешних сил.

Знания, получаемые об антропоэкосистеме путем анализа и оценки процессов, происходящих во всей антропоэкосистеме и в отдельных ее блоках, позволяют достичь большинства поставлен­ных целей. По крайней мере, они делают реальным прогноз пове­дения системы. Прогноз, в свою очередь, намечает пути управле­ния если не всей системой, то отдельными ее блоками, что при­водит к частичной (а иногда и к тотальной) оптимизации всей системы.


■> Прохоров


Вопросыдля самопроверки

1. Назовите основные блоки, из которых состоит антропоэкосистемя!

2. Как хозяйственная деятельность влияет на население?

3. Какие проблемы возникают в процессе взаимодействия человека со своим природным окружением?

4. Из каких элементов складывается блок «социально-экономичен! ские условия»?

5. Какие процессы характеризуют демографическое поведение?

6. Приведите три примера разных по размеру антропоэкосистем. i

7. Какие факторы влияют на общность людей?

8. Как общность людей реагирует на внешние воздействия?

9. Значение информационного поля в развитии антропоэкосистем.

10. Роль времени в развитии и изменении антропоэкосистем.

11. Что происходит с антропоэкосистемой при изменении ее про! странственных границ?

ГЛАВА 5

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯХ ПО ЭКОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА

Человек — носитель жизни, которая определяется ее продол­жительностью от рождения до его смерти. Жизнь человека аллего­рически сопоставляют с шаром, брошенным в некоторую цель, со свечой, которая зажжена и горит, с бегом спортсмена на дис­танцию, желательно последним достигающего финиша. В работе «Эволюция продолжительности жизни» (1978) известный демограф Б. Ц.Урланис отмечает: если рассматривать человеческие жизни как шары, то «сразу выпавшие из рук бросавшего к его ногам — это младенческие смерти; шары, не долетевшие до цели, — это случаи преждевременной смерти; попавшие в цель — это смерти стариков». Развивая эту аналогию, можно сказать, что длина пути каждого шара зависит от характера поверхности, по которой он движется. Шар, брошенный по травянистому полю, скоро пре­кратит свое движение, каким бы гладким он ни был, а брошен­ный, допустим, по зеркальному полу дворцового зала, будет ка­титься долго, пока не достигнет его противоположной стены. Длина пути шара зависит, при прочих равных условиях, от силы трения. Если бы не было трения вообще, то, по законам физики, тело двигалось равномерно, прямолинейно и бесконечно. Именно тре­ние определяет длину пути, а длину жизни определяет качество социально-экономической среды.

Прослеживая путь, пройденный человечеством за весь период его существования, анализируя влияющие на длину человеческой жизни факторы и условия в историческом, географическом и со­циальном аспектах, экология человека выявляет причины преж­девременной смерти исодействует увеличению продолжительно­сти жизни. При этом экология человека использует накопленный демографией методический арсенал исследований.

Демографическое поведение.Одно из центральных мест в иссле­дованиях по экологии человека занимает анализ демографическо­го поведения, которое можно трактовать как систему взаимосвя­занных действий или поступков, направленных на изменение или сохранение демографического состояния человеческой общности. Демографическое поведение включает действия, связанные с вос­производством населения (брачное и репродуктивное поведение), Миграцией населения (миграционное поведение), отношением к своему здоровью (самосохранительное поведение).


Репродуктивное поведение представляет собой систему действ J и отношений, ведущих к рождению или отказу от рождсцц, ребенка в браке или вне брака. Синонимами репродуктивное поведения являются термины «генеративное поведение» и «np0v креативное поведение». Репродуктивное поведение обозначаем действия и отношения, которые ведут к осуществлению полного репродуктивного цикла (зачатие — беременность — рожденщ живого ребенка), к последовательной смене репродуктивных со. бытии. Действия и отношения, препятствующие наступлению каж-дого звена репродуктивного цикла, составляют другую сторону поведения и традиционно обозначаются как регулирование рож. даемости, внутрисемейный контроль за рождаемостью, планиро­вание семьи. Если репродуктивный цикл прерывается (использо­вание контрацептивов, искусственный аборт, мертворождение) то такой цикл называют неполным. Рождение детей в браке связа­но с чередованием полных и частичных репродуктивных циклов, оно определяется числом рождений живого ребенка. Чем меньше в семье уровень потребности в детях, тем большая часть репро­дуктивного периода женщины (в среднем с 18 до 43 лет) будет связана с частичными репродуктивными циклами.

Различают три основных типа репродуктивного поведения щ многодетное (потребность в пяти и более детях), среднедетное (потребность в трех-четырех детях) и малодетное (потребность в одном-двух детях). Среднее число детей в семье как показатель интенсивности деторождения позволяет оценивать уровень рож­даемости в стране. Репродуктивное поведение личности и семьи испытывает воздействия современных условий жизни и условий прошлых лет. Потребность в детях — самая инерционная часть реп­родуктивного поведения, поскольку она представляет собой ре­зультат усвоения репродуктивных норм и традиций, принятых в данном сообществе людей, унаследованный репродуктивный опыт предыдущих поколений.

В определенных целях рождаемость может рассматриваться в любом регионе применительно к конкретному поколению. Уро­вень рождаемости определяется количеством живорожденных де­тей на одну тысячу населения за один год. Например, коэффици­ент рождаемости в России на 1000 человек населения в 1991 г. составлял 12,1, а в 2000 г. — 8,7. Максимальная рождаемость на­блюдалась в республиках Дагестан (в 1991 г. — 25,4 и в 2000 г. -17,7), Ингушетия (соответственно 24,1 и 17,8), Тыва (23,7 и 15,6), а минимальная рождаемость — соответственно в Московской (8,9 и 7,3) и Тульской областях (9,0 и 6,8), Москве (9,2 и 8,5) и Санкт-Петербурге (9,3 и 6,8).

Репродуктивное поведение и воспроизводство населения тес^ но связаны с процессом образования брачных (супружеских) пар в населении, получившим в демографии название брачность. Брач-

ность учитывает вступление в первый и повторные браки и в со­четании с процессами овдовения и разводов определяет воспро­изводство брачной структуры населения. Она зависит от соотно­шений численности различных групп населения, способного к вступлению в брак, совокупности возможных для данного чело­века брачных партнеров. Брачность обусловливается и регулирует­ся социально-культурными нормами, имеет юридические, соци­альные, экономические и другие аспекты. Она характеризуется рядом количественных показателей, к числу которых относятся доля лиц в каждом поколении, когда-либо вступавших в брак, возраст вступления в первый брак, доля лиц, вступавших в по­вторный брак после развода или после овдовения, интервал меж­ду разводом или овдовением и повторным браком. Среди измери­телей процесса брачности наиболее распространены коэффици­енты брачности, показывающие интенсивность вступления в брак как в целом всех групп населения, так и отдельных групп людей, способных к вступлению в брак. На уровень брачности влияют юридические факторы, особенно закрепление в правовых нормах установленного в данном обществе возраста вступления в брак. В законодательствах различных стран брачный возраст колеблется в пределах от 12—14 до 21 — 22 лет. Особое значение для процесса брачности имеет юридическая и религиозная допустимость разво­дов и их процессуальная сложность.

К процессам, характеризующим демографическое поведение и имеющим большое значение для антропоэкологических иссле­дований, относится миграция населения. Под миграцией понима­ют перемещение людей через границы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или на более или менее длительное время. Миграции оказывают большое влияние на структуру населения, так как разные его группы участвуют в них неодинаково. Наиболее часто переселяются молодые люди в воз­расте до 30 лет, одинокие или семейные, но без детей. Семьи с детьми и особенно пожилые люди переселяются реже. Поэтому миграция деформирует возрастные структуры в местах притока и оттока населения в противоположных направлениях. В местах притока население «омолаживается», поскольку в нем увеличи­вается доля молодежи, в местах же оттока, наоборот, молодежи становится меньше, а пожилых больше, население стареет. Есте­ственно, что в «молодом» и «старом» населении будут сильно различаться уровни рождаемости, смертности и естественного прироста.

Миграция населения в мирное время при отсутствии социальных потрясений и экологических катастроф зависит от условий жиз­ни, территориального размещения производства и связанного с ним наличия рабочих мест. Проблема свободных рабочих мест обо­стряется или ослабевает в зависимости от естественного прироста


трудовых ресурсов. При прочих равных условиях, чем меньше при­рост трудовых ресурсов и, следовательно, шире и разнообразнее возможности выбора работы, тем больше воздействуют на мигра­цию территориальные различия в условиях жизни населения. На­оборот, в периоды, когда прирост трудовых ресурсов увеличива­ется, а выбор мест работы сокращается, рабочие места приобре­тают более высокую ценность среди трудоспособного населения. Миграции при этом обнаруживают тесную связь с размещением производства, а воздействие условий жизни как бы отходит на второй план.

На протяжении длительного времени миграционная ситуация в России определялась двумя тесно связанными между собой ви­дами территориальных перемещений населения: 1) миграциями между регионами России и другими республиками бывшего СССР; 2) массовой миграцией из села в город.

Гораздо меньшее значение имела внешняя миграция, обуслов­ленная в 60-е годы XX в. приездом на длительную учебу студентов из стран Азии и Африки, а также потоком беженцев из Китая, в котором шла «культурная революция». Отток населения из России был ничтожен. В последующие десятилетия приток населения зна­чительно уменьшился, но и отток был небольшим. Эмиграция из бывшего СССР, в том числе из России, стала нарастать во второй половине 1980-х годов. Эта волна эмигрантов состояла из предста­вителей нескольких национальных и религиозных меньшинств, для которых были сделаны некоторые послабления, тогда как для большинства населения страны сохранялись строгие запреты на выезд. С 1989 по 1991 г. из России выехало 239,4 тыс. человек.

Миграции населения в России необычайно быстро отозвались на главные события конца XX в. — распад СССР, процесс сувере­низации республик, рост национализма, экономический и поли­тический кризисы. Широкое распространение получили стрессо­вые миграции, совершаемые под давлением этнической дискри­минации, так называемые вынужденные миграции. Появились и совершенно новые разновидности миграций — экологические. Наи­более яркий пример — переселение и добровольное отселение людей из районов, пострадавших в результате аварии на Черно­быльской АЭС.

Смертность населения с незапамятных времен занимала умы и волновала как ученых, писателей, так и обывателей. Вопрос, как долго мог бы жить человек, если бы болезни, всякого рода вред­ные привычки, негативные факторы среды не оказывали на него отрицательного влияния, — актуален и сегодня. Окончание жиз­ни человека должно определяться тем моментом, когда все зало­женные природой жизненные силы организма исчерпаны.